norg_norg (norg_norg) wrote,
norg_norg
norg_norg

Они убили Кенни! Участвовал ли в убийстве Ленин?

97 лет назад, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года бывший российский император Николай II вместе со всей семьей. Эта дата невозбранно всегда вызывает всплеск антисоветкой и антикоммунистической истерии. И естественно для моральных пидарасов становится поводом для вранья и политических спекуляций – самые расхожие из которых это что большевики свергли и убили царя. И к убийству, ясен хуй, причастен лично Ленин.
И появляются вот такие говно-заметки, где Ленин хуже Гитлера, как на Calend.ru, да еще и Няш-мяш подсирает со своим монархизмом.
Давно стала штампом выстроенная либерастами квази-логическая цепочка: Старший брат Ленина был повешен за участие в попытке покушения на отца Николая II, а “кровожадный Ульянов” отомстил за брата, убив не только самого царя, но также и его жену, и детей!
А как всё было на самом деле? Давайте разберемся.

<lj-spoiler>

Чтобы понимать мотивы поступка того или иного деятеля, тем более политического, нужно смотреть не только лишь из сегодняшнего дня, но и с пониманием тогдашнего исторического момента. О чем неоднократно оповещал не пиздабол какой или еще какая сванидза – а наиболее осведомленный с документами и фактологией по этому вопросу - Владимир Николаевич Соловьёв, старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации. Уголовным делом по убийству Николая II и его семьи он занимается с 1993 года. Так вот, один из выводов, который он сделал: Ленин непричастен к расстрелу царской семьи.

Историческая реальность во всей её конкретности была такова, что советская власть еще только-только устанавливалась, а указания из центра не всегда чОтко выполнялись или на них откровенно забивался МПХ. Авторитетом, особенно на местах, считал себя каждый второй – не считая каждого первого, а слово «ленинец» среди многих большевиков было чуть ли не ругательным. Причиной тому был Брестский мир. Ленин — это Брестский мир, то есть компромисс. А радикалы против компромиссов. Они вовсе не за начало мирного строительства, а за расширение революционного пожара. Из-за Брестского мира Ленин сралсо даже с Дзержинским. Ленин, получается, в глазах многих теперь какой-то оппортунист-примиренец. Достаточно вспомнить восстание в июне того же года восстание левых эсеров.

Именно тогда пишет Ленин известную свою работу “Детская болезнь “левизны” в коммунизме”.
А руководство уральских, екатеринбургских большевиков эта самая “левизна” основательно зохавала. И Ленин в тот момент не был для них безусловным авторитетом. Тем более что здесь работали революционеры с большим стажем, мысленно считавшие себя (по крайней мере, некоторые из них) деятелями, может, не меньше или на равных с Лениным. И уж точно — гораздо революционнее! А в Советах какой только левой пиздобратии не было – и эсеры и анархисты и откровенные долбоёбы и беспредельщики.

А вот Ленину убийство царя и его семьи – вообще нахер не нужно. Брестский мир он лично заключал, с огромными усилиями, а тут такое! Представьте, левыми эсерами, то есть теми же радикалами, в начале июля 1918 года убит германский посол Мирбах. Это — провокация, чтобы вызвать обострение отношений с Германией, вплоть до войны. И уже появилась угроза, что в Москву будут посланы германские воинские части. Тут же — левоэсеровский мятеж. Словом, всё балансирует на грани. Ленин из портков выпрыгивает, дабы как-то сгладить навязанный советско-германский конфликт, избежать столкновения. Так нахера же ему в этот момент стрелять расово германских принцесс, каковыми считались дочери Николая II и Александры, мать её, Фёдоровны?

Еще из реалий того времени: монархистов тогда в России было гораздо меньше чем сейчас! Все демократы! Колчак – демократ, Краснов – демократ, Деникин – тоже. А про «веру, царя и отечество» - это уже потом анекдотов насочиняли! Потому так легко и произошла Февральская революция. От царя почти все отреклись, даже церковь – которая тогда чуть ли не прокляла тогда – а сейчас в святые! Лицемеры хуевы.
Про радикальное крыло большевистской партии всё понятно – те еще отморозки. Но тогда, в 1917 и позже – всё население страны было предельно радикальным! В том числе и по отношению к «окончательному решению царского вопроса»! Огромное количество организаций с мест, представлявших различные партии (ИЧСХ, так называемые демократические, что особо надо подчеркнуть!), буквально засыпали еще Временное правительство телеграммами и письмами с категорическим требованием немедленно и безо всякого суда “пустить в расход” царя и его семью. И это было настроем большей части общества того времени, надо понимать. А не только проклятых комуняк-большевиков, еп!

Именно поэтому Вр. правительство приняло решение отправить Ники-2 с семьей куда подальше от бурлящего говнами Петрограда – ибо возможность самосуда была нихуя неиллюзорной, учитывая тогдашние массовые радикальные настроения.

Итак, Временное правительство решило переправить Николая II и его семью из Царского Села в Тобольск. И всё заверте…
Дальше начинается реальный боевик, кино и немцы.
Это было похоже на военную операцию. Подготовили два состава, разместили в них 45 приближенных царской семьи, 330 солдат и 6 офицеров. Все солдаты были отличившиеся в боях, много георгиевских кавалеров. И возглавил эту военную силу полковник Кобылинский.
А рабочие-железнодорожники, узнав о предстоящей отправке царской семьи, до последнего грозили поездку сорвать. Правительство опасалось и нападений в пути, поэтому было дано указание большие станции проезжать, останавливаясь для пополнения угля и воды лишь на маленьких. Поссать останавливались в чистом поле. Для конспирации поезд шел под японским флагом. То есть реально порвать царя и его семью желающих было несколько больше чем дохуя.
Первыми всполошились в Ёбурге. Причем, когда поезд уже миновал станцию, пошла телеграмма, что, по слухам, поезда с царем и семьей идут в Новониколаевск (нынешний Новосибирск), чтобы оттуда огородами уйти через Харбин за границу. Для предотвращения этого из Екатеринбурга разослали телеграммы в Новониколаевск, Красноярск, Иркутск. Между тем царь и вся его семья спокойно спали и благополучно прибыли в Тюмень, а оттуда пароходом в Тобольск.
Расположились в доме бывшего губернатора, обозвав его Дом Свободы – 300 штыков охраны, пулеметы по флангам. Причем штыки и пулеметы направлены не внутрь периметра, а наружу. Уж так народ царя-батюшку любил, шо писдец!
Но Тобольску недолго суждено было оставаться тихим местом и революционные бурления говн из столиц тихим ходом добрались до Мухосрансков и Зажопинсков.
Первое время новой, большевистской власти, на царское семейство было сугубо похой. Ну живут и живут, беспорядков не нарушают, в политику не лезут – да и хуй на них! Не до того!
Но у большевиков-радикалов из Ёбурга своё, отдельное мнение на счет царя. Тем более, что появились упорные слухи о готовящемся его побеге в заграницы. Слухи росли и ширились, а небылицы распространяли и набрасывали говна на вентилятор вовсе не большевистские газеты, как можно было подумать, а т.н. «демократические» - которых еще не позакрывали тогда.
И тут, для понимания всей полноты картины каков адов пиздец творился вокруг экс-государя, на сцене появляется один персонаж, который вполне бы мог стать прототипом Остапа Бендера. Некто Борис Николаевич Соловьёв. Личность авантюрная. Зять Распутина — женат на его младшей дочери Матрёне (Марии). А до этого якобы несколько лет провел в Индии, где обучался гипнозу и всевозможным приемам оккультизма. Например, убийству на расстоянии. Это он сам о себе друзьям рассказывал. А белогвардейский следователь Николай Соколов, который потом будет заниматься делом о расстреле царской семьи, сочтет Соловьёва масоном и немецким шпионом.
В Февральскую революцию поручик из вольноопределяющихся Борис Соловьёв делает карьеру — становится адъютантом Гучкова. С помощью скрытых корниловцев получает должность помощника начальника отдела Дальнего Востока при военном министерстве и вроде бы работает в комиссии «по приемке особо важных заказов для обороны государства». Не знаю, была ли на самом деле такая комиссия — сочинить этот человек мог что угодно. Доподлинно известно: деньги очень любил.
Прибывает он с целью освобождения царской семьи. Уже после Октября Соловьёв с непонятными функциями поступает на службу к банкиру Карлу Иосифовичу Ярошинскому, близкому к знаменитой подруге императрицы Вырубовой и вообще к кружку Александры Фёдоровны. Кладут ему 40 тысяч рублей жалованья в год. Одновременно Вырубова уговаривает Ярошинского выдать Соловьёву 25 тысяч рублей для помощи императорской семье. Так вот, получив эти солидные деньги в царских купюрах, Соловьёв и направляется в Тобольск.
Там сходу заявил, что прибыл по заданию Центра освободить царскую семью и что возглавляет крупную вооруженную организацию. План такой: сплавиться на моторных лодках до устья Иртыша, а потом на север, просить у англичан корабль и плыть в Лондон через Ледовитый океан…
Но 7 февраля 1918 года Соловьёв возвращается в Петроград и рассказывает, что собрал группу единомышленников и дело освобождения бывшего императора вместе с его семьей близится к успешному завершению. Но срочно нужно финансирование.
Видимо, опытный не только в финансовых делах Ярошинский не очень-то поверил Соловьёву, поэтому выделил на сей раз всего 10 тысяч рублей. Однако тот с помощью Вырубовой создает что-то типа «Общества Меча и Орала»  продолжил сбор средств среди более наивных и, когда у него было уже несколько десятков тысяч рублей, снова отправляется в Тобольск. Где его якобы ожидает офицерский отряд в 300 сабель из «Братства святого Иоанна Тобольского».
Но слухи о предводителе мощнейшей белогвардейской организации опережают героя и в Тюмени его арестовывают большевики. Чудом бежал но был арестован в Чите – уже белыми. Далее его следы теряются где-то на ДВ. Однако дело он своё сделал – и слухи о готовящемся побеге царя распространились широко.

А тем временем, чтобы предотвратить якобы готовящийся побег, с участием офицерского корпуса в 300 сабель под предводительством авантюриста и пиздабола, в дело вступают омские, тюменские, уральские…

Неразбериха с охраной царской семьи нарастала, поскольку на смену старым солдатам из Петрограда прибыли новые, прошедшие революционную школу в столице, но и прежние не ушли. Раздоры, трения между ротами. А вскоре появляются и ещё претенденты на охрану так называемого Дома Свободы.
В начале марта 1918 года из Омска в Тобольск прибыл комиссар Запсибсовета В.Д. Дуцман, и вслед за ним появился отряд из сотни омских красногвардейцев во главе с А.Ф. Демьяновым.
Омские красногвардейцы первым делом решили взять под свой контроль Дом Свободы. Но не тут-то было! Охрана дома воспротивилась. Тогда Николай II в дневнике записал, что бойцы отряда охраны начали готовить к бою пулемёты…
Однако поскольку слухи о готовящемся побеге царской семьи распространились к этому времени уже очень широко, то в ряде соседствовавших с Тобольском большевистских организаций решают принять свои меры, чтобы побег предотвратить. И вслед за омским отрядом в Тобольск прибывает отряд тюменский. За царём!
Омичи тюменцев выгнали на мороз. Между прочим, царская семья слышала, как со свистом, гиканьем и бубенцами на пятнадцати тройках тюменский отряд покинул Тобольск.
Потом тюменцев сменили уральцы. Две группы уральского отряда под командованием Семёна Заславского прибыли в Тобольск 28 марта и 13 апреля. И тогда же, в апреле 1918-го, из Екатеринбурга прибыл ещё один отряд во главе с Бусяцким. Вокруг Дома Свободы уже собрался такой не хилый себе гарнизон…
Ёбуржцы оказались наиболее продуманными и еще до этого, заранее, тайно отправили боевые спецгруппы из наиболее отмороженных боевиков разными путями к Тобольску, чтобы перекрыть маршруты возможного царского побега. В деревнях члены этих групп для маскировки изображали из себя коробейников…
Но теперь план в Екатеринбурге разработан уже более масштабный, и нацелен он прямо на Тобольск. С задачей захвата Романовых, для чего посланным отрядам предписывалось при необходимости «открыть военные действия». Вопрос ставился так: доставить живыми или мёртвыми. А на самом деле – под любым предлогом уничтожить.
Прознав про такой нездоровый движняк в Тобольске и особенно про намерения уральских братков – Центр принимает решение - требовалось доставить царя с семьёй в пункт, где, во-первых, можно было обеспечить более надёжную охрану, а во-вторых, откуда в любой момент быстро можно привезти в Москву для проведения суда. Этим двум требованиям, казалось, полностью соответствовал Екатеринбург.
Совнарком и ВЦИК поручают доставку Романовых из Тобольска своему самому надёжному человеку. Это Константин Алексеевич Мячин, член партии большевиков с 1904 года, организатор боевых дружин во время первой русской революции. В октябре 1917-го стал членом Военно-революционного комитета, делегат II съезда Советов. Был членом коллегии ВЧК и заместителем Дзержинского сразу после создания этой организации. Самая главная его характеристика - человек редкостно смелый и решительный.
Таких же для выполнения ответственного задания подбирает себе в отряд. Около ста человек, которых лично знал по боевым действиям во время революции 1905 года. Берёт только тех, кому безоговорочно доверяет. При отряде свой телеграфист. На вооружении пулемёты - целых девять штук – по пулемету на отделение, серьёзные пацаны.

Мячин (у него в это время подпольный псевдоним - Яковлев) отправляется в Тобольск как раз через Екатеринбург. На вокзале он встречается с местными руководителями - Голощёкиным и Дидковским. Показывает свои мандаты. А они у него действительно серьёзные! Руководителями партии и Советского государства предписано всем гражданам и организациям под угрозой расстрела на месте оказывать Яковлеву всяческое содействие.
В данных ему полномочиях подчёркнуто, что «груз» (так для конспирации называли в переписке Романовых) обязательно должен быть доставлен живым. Вот категорическое указание Ленина!

А далее и вовсе история для приключенческого фильма. Не придуманная, а реальная.
Мячин по пути в Тобольск сперва встречает екатеринбургский отряд Авдеева и подчиняет его себе. То же самое происходит с отрядом Бусяцкого, который имел задание убить Романовых. А вот с третьим, имевшим такое же задание, отрядом, который возглавляет Семён Савельевич Заславский, у Мячина не получается.
Заславский - личность по-своему яркая. Молодой, ему всего 28 лет, но уже дважды судим за революционную деятельность. Слесарь по рабочей профессии, он служил на Балтийском флоте и окончил школу гардемаринов. Пользовался исключительным авторитетом среди рабочих. Я всё это к тому говорю, что обе стороны в происшедшем столкновении возглавлялись очень незаурядными людьми.

Но есть еще одна проблема – первоначальная царская охрана – 300 спартанцев, гвардейцы-молодцы полковника Кобылинского. Эти молодцы, правда, уже давно сидят без денег и очень хотят уехать из Тобольска. А у Мячина есть деньги, да и поезд ждёт его в Тюмени. Вот на этой основе Мячин и договаривается с Кобылинским, предъявив свои высокие документы. Задолженность отряду охраны за несколько месяцев выплачена, отношения налажены. Охрана соглашается на переезд царя из Тобольска в Екатеринбург. Правда, есть вполне естественное сомнение: а не будет ли вреда царю при переезде, то есть не угробят ли его по дороге?
Мячин находит выход: предлагает организовать совместную охрану. Ему это даже на руку: отряд его усилится солдатами-фронтовиками.

Поехали на телегах. Причём надо было спешить: реки вот-вот вскроются. И когда ещё только грузились, к Мячину подходит Заславский и говорит: мол, ты рядом с Николаем не садись - мы его по дороге с пулеметов кончать будем. Мячин отвечает: мне приказано доставить «груз» живым - и я его доставлю. «Ну, гляди сам»,- примерно так Заславский ответил посланцу Ленина и Свердлова.

Заславский несколько приотстаёт со своим отрядом и собирает секретное совещание: как быть? Сам он предлагает у села Ивлеево, где Мячин-Яковлев устроит первый ночлег, выставить засаду. «На всякий случай», как писали потом некоторые участники в своих мемуарах.
Но на самом деле всё куда серьёзнее. К Мячину перебегает боец из отряда Заславского - Александр Неволин и сообщает: принято тайное решение расстрелять царскую семью и весь ваш отряд. Боец этот искренне поражён, потрясён. И больше всего, наверное, тем, что свои будут мочить своих!

Уралсовет пошёл на то, чтобы убить чрезвычайного и полномочного комиссара Кремля. Пошёл на то, чтобы полностью уничтожить весь большевистский отряд (более ста отборных товарищей!), представлявший Москву, а затем выдать, будто какие-то «зелёные» их убили.
Вот до чего дошло противостояние центра и Уралсовета по «царскому вопросу»! Мячину стоило невероятной изобретательности и пришлось гнать лошадей буквально изо всех сил, чтобы избежать намеченной расправы.
Но дальше - больше. После сумасшедшей скачки по весенней распутице, быстрой смены коней, переправы по ненадёжному льду (река Тобол вскроется ото льда на следующий день!) прибывают в Тюмень. Здесь предстоит посадка в поезд. И здесь же Мячину по секрету сообщают: готовится крушение этого поезда!
Оказывается, Уралсовет принял решение пустить состав с царём под откос. И ведь не только с царём и его близкими, а опять-таки со всем большевистским отрядом, выполняющим задание Ленина.

Мячин вместе с «грузом» и своими бойцами садится в литерный поезд, но у него уже продуманы ответные шаги. В то время, когда по всей линии на Екатеринбург идут распоряжения председателя Уралсовета Белобородова, чтобы организовать столкновение с этим поездом и уничтожение отряда Мячина, который якобы оказался предателем, тот неожиданно разворачивает состав на Омск.
Не знал, что при нём есть осведомитель из Екатеринбурга - Авдеев, который тайно сообщает руководству Уралсовета о действиях и планах кремлёвского комиссара. Так что, когда подъезжают к Омску, там уже ждут пушки, вооружённый заслон.

Предупрежденный Мячин, оставив поезд, на отцепленном паровозе прорывается всё-таки в Омск, где находит своего старого друга Косарева - однокашника по партийной школе на Капри. Теперь он - председатель Омского Совета. Вместе они связываются по телеграфу со Свердловым, объясняя ситуацию. И только после непосредственного вмешательства Свердлова, после данных гарантий Мячину (а до него, конечно, Ленину и Свердлову), что поезд не тронут и он дойдёт до Екатеринбурга, движение продолжается.
Когда подъехали к вокзалу Екатеринбурга, то увидели на площади перед ним бушующую толпу. И слышались яростные выкрики, что царя сейчас растерзают. Короче, мог произойти самосуд. Пришлось на всех парах проскакивать на станцию Екатеринбург-2.
Словом, как видим, очень большими усилиями, решительностью и удивительной изобретательностью большевик Константин Мячин, он же Яковлев, сумел выполнить поручение, данное ему Лениным и Свердловым. Те, кто для конспирации назывался «грузом», были доставлены к месту назначения в целости и невредимости.
Приняв решение о расстреле царской семьи и осуществив его, руководители Уралсовета поставили Кремль перед фактом.
Наверное, дух Великой французской революции с тогдашней казнью короля и королевы витал над головами некоторых уральцев... Надо вот что ещё отметить: сильное давление в Уралсовете левых эсеров, которые всё время требовали немедленного расстрела Романовых, обвиняя большевиков в либерализме и непоследовательности. Дескать, скрывают царя от народного возмездия за высокими заборами дома Ипатьевых. По свидетельству одного из участников событий, «ожидалось нападение на дом отряда анархистов, лидер которых кричал в Совдепе большевикам: «Если вы не уничтожите Николая Кровавого, то это сделаем мы сами!»
Когда сегодня называют Ленина и Свердлова инициаторами происшедшего в Екатеринбурге, на реальность просто закрывают глаза.
Приведу выдержку из воспоминаний активного деятеля УралЧК и участника расстрела царской семьи Михаила Медведева-Кудрина: «Сообщение о поездке в Москву к Я.М. Свердлову делал Филипп Голощёкин. Санкции Всероссийского центрального исполнительного комитета на расстрел семьи Романовых Голощёкину получить не удалось. Свердлов советовался с В.И. Лениным, который высказался за привоз царской семьи в Москву и открытый суд над Николаем II и его женой Александрой Фёдоровной...»

Но есть один «неопровержимый факт», на который любят ссылаться либерасты, как на доказательство непосредственного участия Ленина в решении по расстрелу царской семьи. Речь идёт о гораздо более поздней, 30-х годов, записи в дневнике Троцкого. А пишет он о том, что уже через какое-то время, будто бы приехав с фронта, узнал о гибели царя и всей семьи. И спросил Свердлова: «Кто решил?» А тот якобы ответил: «Ильич решил».
Но такого разговора спустя время не могло быть! Не могло быть по той причине, что в протоколе заседания, на котором Свердлов объявил о расстреле бывшего царя, среди присутствовавших фигурирует фамилия Троцкого. Стало быть, он знал об этом гораздо раньше и сочинил потом тот разговор «после приезда с фронта» со Свердловым о Ленине. Не зря же выражение «пиздит как Троцкий» давно стало нарицательным…

</lj-spoiler>

Конец фильма.

<lj-repost button="Перепостить у себя в журнале" />
Tags: Гражданская война, Ленин, Николай II, Октябрьская революция, Советская власть, Февральский переворот, интриги-тайны-расследования, история, монархия, царь, экскурс в историю
Subscribe
promo norg_norg april 3, 2014 00:00
Buy for 100 tokens
Будем честны, открыт сбор "на пиво-афтору" в знак дружеской поддержки: Яндекс-кошелек: 410013857280595 Сбер: 4276 3200 1375 2119, На интернет: https://kurgan.domru.ru/ № договора: 450004250573, Qiwi: +79225608444. WebMoney R340592370068 E525684272139
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 221 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →